Вы здесь

Деды из поколения Победителей

Бессмертный полк, 2017 год. Автор материала с дочерью Алёной, у неё в руках портрет прадеда Верещагина Василия Антоновича / Фото Андрея Солопова

Мой отец рано ушёл из жизни. И уму-разуму меня учили деды: по маме – Василий Антонович Верещагин, по отцу – Егор Васильевич Ильин.

Я долго размышлял, стоит ли рассказывать в публичном медийном пространстве о своих родных, до боли близких.

Ведь наши читатели – не только люди, с которыми соединяет родная кровь... Но я всё-таки решился.

 

В строю солдат Отчизны

 

Почему решился? Возможно потому, что, перечитывая свои статьи о ветеранах-северянах, которые публиковались в окружных СМИ в рамках проекта «Подвиг земляков – участников Великой Отечественной войны», я пришёл к мысли, что и Василий Антонович, и Егор Васильевич стоят в том же строю солдат Отчизны, которые спасли нашу Родину от фашистского порабощения в годину великих испытаний.

Их имена, как и имена героев моих статей и рассказов, значатся на сайте общественного портала «Подвиг народа». И я решил воздать долг гражданина и внука этим двум родным для меня людям, рассказав об их честно и достойно прожитой жизни, где нашлось место и ратному подвигу, и мирному труду в послевоенное время.

 

Поморская «косточка»

 

Василий Верещагин и Егор Ильин были земляками: оба – уроженцы Виноградовского района Архангельской области.

Поморская «косточка» – Василий Антонович – отец моей мамы Александры Васильевны – родился 22 марта 1907 года в деревне Верхней Ваеньге. Имея три класса церковно-приходской школы, он в сентябре 1942 года был направлен на курсы младших командиров в Архангельск, которые окончил в ноябре с присвоением воинского звания младший лейтенант.

В том же месяце Василий Антонович принял участие в боевых действиях в составе Волховского, а с февраля 1943 года – Ленинградского фронта Красной армии.

С августа 1943 года до победного мая 1945-го он воевал в составе 2-го Прибалтийского, а впоследствии – 3-го Прибалтийского фронта. Воевал, судя по архивным документам, героически.

Из наградных листов на лейтенанта Василия Антоновича Верещагина следует:

«Верещагин В.А. был дважды ранен (23 июля 1943 года и 20 января 1945 года), служил командиром взвода снабжения 2-го стрелкового батальона 1214-го стрелкового полка 364-й стрелковой Тосненской дивизии 54-й армии 3-го Прибалтийского фронта.

В наступательных боях полка 14-18 сентября 1944 года по прорыву укреплённой полосы противника с форсированием реки Гаул в районе населённых пунктов Соды-Коцы Латвийской ССР показал себя доблестным офицером. Несмотря на сложные условия боёв, сумел хорошо организовать хозяйственное обеспечение батальона и доставку бое­припасов подразделениям, тем самым способствовал успешному выполнению поставленной боевой задачи. Достоин награждения орденом Красной Звезды».

Свой второй орден – Отечественной войны II степени – лейтенант Василий Верещагин получил за то, что «в период наступательных боёв полка с 21 апреля по 2 мая 1945 года в районе населённых пунктов Хоэншонхауген, Лихтенбург и в северо-восточной части города Берлина проделал большую работу по снабжению действующих подразделений боеприпасами, вооружением и другими необходимыми материалами. Благодаря чётко поставленной работе, действующие подразделения батальона не испытывали недостатка в боеприпасах, оружии, что в большой степени способствовало успеху боевых операций полка. Дисциплина во взводе хорошая. Достоин награждения орденом Отечественной войны II степени».

Кроме орденов Василий Антонович был награждён медалями «За оборону Ленинграда», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», «За победу над Германией в Великой Оте­чественной войне 1941-1945 гг.»

 

Награда за совесть

 

Как и многие ветераны, дед Василий не любил рассказывать о войне. Слишком тяжёлыми были эти воспоминания.

Лишь спустя годы я нашёл наградные листы на Василия Антоновича Верещагина и его личное дело, и таким образом хотя бы отчасти восполнил пробелы в информации, проследив по документам его боевой путь.

Зато, будучи пацанёнком, я знал, что дед хранил свои награды в большой жестяной банке. Как-то рассматривал их, и дед спросил меня, какая из них, на мой взгляд, самая главная?

В банке были ордена Отечественной войны и Красной Звезды, много медалей и один неприметный значок. Я, понятное дело, выбрал самый красивый и, как мне казалось, самый весомый орден – Отечественной войны.

Дед согласился, сказав, что по статусу он, конечно же, главный, но для него важнее вот этот самый значок – «Отличник советской торговли».

Напомню, что во время всеобщего дефицита торговля слыла весьма специфической отраслью, где безупречная честность была, скажем так, не слишком частым явлением. Я, не зная этих тонкостей, удивился и спросил: почему же? ведь значок – совсем невзрачный...

Дед ответил, что на фронте героизм проявляли многие, а вот после войны, увы, не все торговые работники отличались честностью. «Этот значок – моя совесть», – сказал Василий Антонович.

Лишь со временем я понял, что вкладывал в это понятие мой дед, работавший в системе торговли. Он очень гордился тем, что дочери – моя мама Александра и её сестра Соня – пошли по его стопам и ни разу не имели недостачи, отчётность у них неизменно была идеальной, а их самих всегда ставили в пример и награждали.

Сам дед после войны работал председателем Виноградовского райпотребсоюза в селе Семёновское Архангельской области.

 

Притча о ремешке

 

Василий Антонович терпеть не мог ябед и стукачей. Как-то летом мы с двоюродными братьями и сёстрами гостили в доме деда и бабушки Дуни в Двинском Березнике.

Оставшись без взрослых, заигрались, и сестра Надя, кинув в меня подушкой, попала в лампочку. Та разлетелась на осколки. Конечно, мы испугались, но ничего поделать уже не могли.

Дед поставил нас в ряд и спросил, кто разбил лампочку. После долгого молчания я указал на Надю. Дедушка сказал, что я молодец, а Надю надо наказать. Попросил меня принести ремень.

А потом... Вместо того, чтобы отстегать Надю, дед Василий отходил ремнём меня. Я со слезами спрашивал: почему?

«Доносчику – первый кнут!» – был дедов ответ. Эту науку я запомнил на всю жизнь. И нередко потом, вспоминая жёсткий ремешок деда Василия, брал чужую вину на себя.

 

Из поколения Победителей

 

Поделюсь ещё одним воспоминанием, связанным, пусть косвенно, с Василием Антоновичем.

Летом 2018 года в Нарьян-Маре проходил Всеокружной исторический зачёт. Его участникам была предоставлена возможность увидеть исторические судьбы нашей страны в жизни родного человека (в моём случае деда Василия) и провести обратную нить-проекцию – от человека к стране.

Недавно мне попался случайно сохранившийся текст, представленный на историческом зачёте. Не откажу себе в желании привести строки из него:

«Историческая неизбежность… Да, она была, и мы прекрасно помним предпосылки для революции: верхи не могут, низы не хотят, политический и экономический кризис, личность и её роль в истории…

Не буду вдаваться в теорию. Я стараюсь поставить себя на место моего деда Василия Антоновича Верещагина в 1917 году. Думаю, что он вряд ли согласился бы с теми катаклизмами, которые ожидали его в будущем. Но, задавая ему вопрос в 1978 году, счастлив ли он, получив такую непростую жизнь, я неизменно получал ответ: «Да».

Он был из поколения Победителей и не хотел другой судьбы».

 

Водитель от бога

 

Мой дедушка по отцу Егор Васильевич Ильин родился в селе Семёново, ныне Березник, Архангельской области.

Он был водителем от Бога. Прошёл от начала до конца две войны, Финскую и Великую Оте­чественную, служил военным шофёром в звании красноармейца. Воевал в составе Ленинградского, Волховского и 2-го Белорусского фронтов, крутил руль на полуторке.

Дед Егор, как и дед Василий, не любил рассказывать про вой­ну. Особенно про Финскую. В моей памяти остались только его рассказы о «кукушках», финских снайперах и снайпершах, которые маскировались на деревьях и убивали исподтишка наших бойцов. Случалось, что дед в сердцах поминал холода, когда машины было невозможно завести, и финские топи, и бездорожье, как увязали полуторки.

Редкие воспоминания деда о страшных сороковых открылись с новой силой, когда я занялся исследованием архивных документов и наградных листов на участников Великой Оте­чественной войны. Тогда-то из глубин детской памяти начали всплывать нечастые и отрывистые рассказы деда Егора.

Как я уже говорил, Егор Василь­евич был на фронте с первых дней войны. Его призвали 13 августа 1941 года, а уже 3 сентября дед в составе действующей армии вывозил на полуторке раненых бойцов и командиров в тыл с передовой.

Однажды, следуя вглубь нашей обороны, он увидел впереди колонну танков. Приняв их за свои и не видя опасности, Егор Васильевич продолжил движение. И только сблизившись с танками, когда можно было разглядеть кресты на туловищах бронированных машин, он понял, что дело плохо.

Танки, стоявшие на возвышенности и потому имевшие выгодный сектор обстрела, развернули орудия, чтобы расстрелять машину с ранеными. Егор Васильевич стал уходить от немцев, они же били по полуторке прямой наводкой.

Умело маневрируя на открытой местности, дед умудрился не только сохранить машину, но, самое главное, спасти людей. Всех их он довёз до госпиталя живыми.

 

Геройская смерть на «Дороге жизни»

 

Другое дедово воспоминание, сложившееся в моей памяти по крупицам его рассказов, связано с блокадным Ленинградом.

Красноармеец Ильин эвакуировал через Ладогу по знаменитой «Дороге жизни» раненых и блокадников из города на Неве. Забирая людей из осаждённого города, он вёз обратно продукты питания и боеприпасы.

Каждая пядь дороги простреливалась фашистами из дальнобойных орудий, авиация противника наносила бомбовые удары.

Дед вспоминал эпизод, когда одна из машин с продуктами, в которую попал немецкий снаряд, провалилась под лёд, в полынью, и затонула. К счастью, неглубоко – оставалась возможность спасти продукты. Солдаты по очереди лезли в воду, извлекали продукты и выбрасывали их на лёд.

Последним приходилось уже нырять, доставая ящики с тушёнкой. Один совсем молодой солдат, прыгнув за очередным ящиком, не поднялся на поверхность. Его вытащили из полыньи, но спасти не удалось.

 

Из одного металла льют медаль за бой, медаль за труд

 

Вот такими были мужество и героизм советских людей в годы войны – неприметными и зачастую трагическими.

Егор Васильевич Ильин в этом смысле не отличался от миллионов бойцов Красной армии – он делал всё, чтобы разгромить ненавистного врага и приблизить Победу.

Вот строки из его наградного листа:

«Красноармеец Ильин Е.В., шофёр инфекционного госпиталя №1010, за период службы в госпитале с августа 1941 года проявил себя высоко дисциплинированным, самоотверженным бойцом. Отличный водитель. При вождении машины не было ни одного случая аварий, задержек при передислокации госпиталя и перевозки больных. Автомашину содержит в образцовом порядке и обеспечивает своими силами текущий ремонт. Помогает в этом другим шофёрам.

При развертывании госпиталя в г. Конитц, Германия, провёл огромную работу по оборудованию помещений для больных, работал, не считаясь с личным временем.

Участник прорыва блокады Ленинграда, за что награждён медалью «За оборону Ленинграда», заслуживает награждения правительственной наградой – медалью «За боевые заслуги».

По возвращении домой к наградам Егора Васильевича прибавилась медаль «За победу над Германией в Великой Оте­чественной войне 1941-1945 гг.».

После войны дед работал водителем. И на этом «посту на колёсах» его труд был высоко оценён: Егор Васильевич Ильин был награждён орденом Трудового Красного Знамени.

 

Голоса памяти

 

Оба моих деда ушли из жизни. Но иногда мне кажется, что ушли не очень далеко, а небеса – совсем рядом; ведь я помню их голоса, по обыкновению добрые и ласковые, но порой, когда я что-то делаю не так, – суровые, а то и сердитые.

И тогда я вспоминаю ремешок деда Василия, или того солдатика из рассказа деда Егора, который погиб в ледяной воде Ладоги, спасая продукты для ленинградских детей.

И я исправляюсь. Стараюсь исправиться.

 

От редакции «НВ»

Это уже сороковой по счёту материал социально-патриотического проекта «Подвиг земляков – участников Великой Отечественной войны» в окружной газете. А старт проекту на своих страницах «Няръяна вындер» дала 11 апреля 2019 года, в рамках подготовки к 75-летию Победы.

Цель проекта, инициированного автором и отделением партии «Единая Россия», – документальное восстановление подвига на основании наградных документов. Окружная газета стала его информационным спонсором.