Вы здесь

Где перезимовать лето? В НАО!

Не нужен нам берег турецкий и Африка нам не нужна / ФОТО ВИКТОРА КУЛИКОВА

Житель Подмосковья Николай Гудков уверен, что лучшее место для летнего отдыха – пляжи Северного Ледовитого океана

Фотография радостного «моржа» с обнажённым торсом, выходящего из ледяных июльских вод Белого моря, появилась на выставке-форуме «Россия» в презентации туроператора из Ненецкого округа и облетела интернет.

«Ты в курсе, что рекламируешь НАО на ВДНХ?!» – восклицали друзья Николая Гудкова, который, сам того не ведая, сыграл роль довольного отдыхом столичного туриста и буквально грудью защитил честь заполярного края.

Найти обладателя мускулистого торса не составило труда, слава бежала впереди него. В разговоре выяснились подробности, которые объясняют моржовые наклонности отпускника и любовь к северу, особенно – Крайнему.

Родился наш герой в семье учёных-биологов в городе Пущино. Это научный центр биологических исследований под Москвой. Мальчику было одиннадцать, когда произошёл загадочный судьбоносный случай.

– Маме на работе подарили атлас мира. В эту книгу я сразу же влюбился, зачитал до дыр и выучил наизусть, поэтому легко победил в региональной школьной олимпиаде по географии, а после поступил в МГУ на географический факультет, –
восстанавливает собеседник цепь событий. – Это и определило моё мышление. Желание узнавать мир изнутри, погружаться «вглубь» территорий, изучать страну в деталях остаётся у меня на уровне базовых ценностей.

Николай Гудков преподаёт экономическую географию в Высшей школе экономики. Студентам повезло, ведь наставник, объехавший множество уголков России, на практических примерах может пояснить особенности их развития.

Жаркую любовь к холодным регионам закалённый географ объясняет оптимальным для него климатом и повествует о студенческой традиции встречать День России, 12 июня, «на северах».

– Друзьям говорил: «Ищу, где перезимовать лето». 20 лет ездил с ними в Мурманскую, Архангельскую, Вологодскую области, Полярный Урал, Пермский край, Карелию, – Николай перечисляет охваченные вниманием места на карте родины. – Однажды полгода отработал поваром в научной экспедиции в Якутии, на берегу моря Лаптевых. Прочувствовал и принял север всеми фибрами души. Полярный день, холод, промокшая палатка, но при этом – суровая неповторимая красота. Вспоминаю это время как чудо, другую планету.

В Ненецкий округ заядлый «северянин» попал по приглашению Агентства развития сельских инициатив (АРСИ). В качестве географа-эксперта помогал продвигать туризм, объездил весь запад региона, побывал в Неси, Индиге, Коткино, Оме, Шойне.

– Я опытный путешественник, меня сложно удивить, но встреча с НАО вызвала море впечатлений и эмоций, – вспоминает Николай. – Первый раз увидел здесь разноцветное северное сияние, провёл ночь в тундре, когда сломался снегоход, обрёл друзей.

В одну из таких поездок случилось то самое рекламное фото. Группа туристов из разных регионов тестировала в Шойне новый маршрут Юрия Тюлюбаева и Фёдора Широкого «Песчаная жемчужина Арктики».

Николай Гудков невольно выступил в роли фотомодели для экзотического турпродукта:
самозабвенно катался по песчаным дюнам на сэндборде (англ. sand – песок, board – доска), копировал, стоя на голове, шоинский маяк, на личном примере показывал, что и на беломорском побережье возможен пляжный отдых.

– Люблю холодную воду, занимаюсь моржеванием, – смеётся Николай, рассказывая о купании в десятиградусном море возле Шойны, – Окунулся к ужасу местных жителей. Но это же так бодрит!

Лирические заметки очарованного странника регулярно появляются в соцсетях, вызывая ответное желание оказаться в том же месте, испытать те же эмоции.

Для потенциальных гостей Ненецкого округа арктический испытатель сформулировал рекомендации, главная из которых – открыться миру и ловить позитив.

На вопрос, где проведёт следующий отпуск, Николай Гудков уверенно отвечает: «На северах!».

 

 

5 советов НАО-туристу от Николая Гудкова:

1. Воспринимайте НАО как приключение.

Не ждите манны небесной и пунктуального соответствия программе. Воспринимайте происходящее как яркое приключение, когда не знаешь, что ждёт за поворотом. Именно это останется в вашей личной копилке воспоминаний.

2. Не сетуйте на неудобства.

НАО – это не стандартный набор из качественного сервиса, полотенец в гостинице и шведского стола. Это иные категории: северное сияние, космические пейзажи, строганина, полярные день и ночь, тундра и очень настоящие люди.

3. Подготовьтесь к любым погодным условиям.

Не бойтесь ни холода, ни жары, ни комаров. В НАО не бывает плохой погоды, бывает неправильное снаряжение и одежда.

4. Будьте искренними и простыми в общении.

Чем дальше от больших городов, тем ближе друг к другу люди, а отношения контрастнее. Важно даже то, как вы о других думаете. Будьте максимально открытыми и позитивными, и люди ответят взаимностью.

5. Ловите дешёвые билеты.

Конечно, отдых в НАО недешёвый, но в этом есть и плюсы. Вы тратите деньги на настоящие неподдельные эмоции. Праздным пресыщенным туристам здесь будет некомфортно. Происходит естественный отсев. Человек, который понимает, зачем едет, найдёт и время, и деньги. Из НАО привозят не только впечатления, но и новых друзей.

 

 

 

Путевые НАО-заметки Николая Гудкова

О капусте и тихоходке

На суровом Севере сразу начинаешь завидовать капусте. И отнюдь не брюссельской, а самой что ни на есть пролетарской, белокочанной. Той самой, которая про «сто одёжек без застёжек».

А всё потому, что скромные четыре слоя одёжек и миллион застёжек поначалу никак не спасали от холода. Все мои слои были перенаселены мельтешащими по гусиной коже мурашками как та капуста – слизняками в сырое лето.

Только прилетев из Москвы, в гостинице Нарьян-Мара я мёрз, поэтому открывал крышку электрического чайника, включал его и дополнял центральное отопление паровым. Но возможности человека по адаптации безграничны, как сама природа Севера. Вернувшись из тундры в этот же номер, несмотря на похолодание на улице, я первым делом отключил батареи. Жарко ведь!

Тут ещё и местная генетика работает – поскреби потщательней любого русского, со скрабом да мочалкой, найдёшь, очевидно, не только татарина, но и тихоходку. Этот самый живучий вид на планете легко приспосабливается к температурам от минус 273 до плюс 151.

 

О море

Ненецкий автономный округ как девушка модельной внешности розлива 80-х прошлого века. У той ноги плавно переходят в шею, здесь же почти неуловим момент, когда заканчивается тундра и начинается море. Всё одно – плоское и белое, но почему-то завораживающе красивое. Незамерзающее море, которое замёрзло. Ну точно, как та палёная незамерзайка на минус 30, купленная на обочине.

Морозы, правда, стоят действительно лютые. В этом году с ними не совладал ни Гольфстрим, ни мощные приливы в Поморском проливе. Море долго сопротивлялось и поставило на пути наступающего генерала Мороза заграждения торосов. И тем не менее тут тоже можно лежать на берегу, у маяка, и слушать шум моря. Только на этом море нет волн.

Тихое потрескивание, иногда протяжное, стук – то сильнее, то совсем еле слышный. Так прилив медленно двигает под тобой льды. Где-то там, ближе к горизонту, свободолюбивое море морозят, а оно сопротивляется ледовому заточению.

По краю неба висит плотный пар, его клочья то и дело приносит ветер. Туман накрывает тундру, и тогда одна пустота, помноженная на другую, рождает над белой равниной еле заметную радугу. Тоже почти белую.

 

О сиянии

С точки зрения науки полярное сияние – результат взаимодействия магнитного поля и солнечного ветра в атмосфере Земли. Но похоже, что Аврору, на самом деле, запускает кнопкой косматый механик полярного сияния, который просто частенько спит на рабочем месте и его нужно будить свистом.

Да-да, ненцы утверждают, что для того, чтобы полярное сияние стало ярче, – надо свистеть. И чем громче свистнешь, тем ярче разгорится небо.

Весь вечер полярное небо долго тужилось сполохами и, наконец, в муках родило жиденькое одинокое пятнышко, которое незрело зеленело на самой галёрке небесного амфитеатра.

Прячу все знания по физике в самые дальние закоулки мозга, засовываю четыре пальца в рот, и преобразую в свист рвущийся наружу хохот всех остальных естественных наук. От мороза он получается слабый, жидкий, а поэтому кажется, что до неба он всяко не долетит, а напрочь замёрзнет – где-то в двух метрах от меня, еле слышно осыпаясь в сугробы.

А дальше – внезапно – случается волшебство и сказка. Небо на глазах разгорается, рождая всё новые и новые вальсирующие среди звёзд волны. То ли свист работает, то ли в глазах рябь от натуги. Жаль, нам не рассказали, как у полярного сияния ещё и менять цвета. Наверное, какие-то кнопки спрятаны по тундре.