Вы здесь

Жил такой солдат, участник трёх войн

Поздеев Андрей Иванович / Фото из семейного архива

В год 75-летия Великой Победы продолжаем публиковать письма наших читателей с рассказами о героях семьи.

Этот трогательный материал пришёл от Дарьи Мукшицкой из села Тельвиска. 

Я хочу рассказать о моём прапрадедушке Андрее Ивановиче Поздееве (24.10. 1892 – 03.04.1977). В нашей семье он навсегда останется легендой. 

Андрей Иванович родился в деревне Гавриловке, был участником трёх войн XX столетия. Когда началась Первая мировая война, ему исполнилось 22 года. Он был пулемётчиком на турецком фронте. Когда русские эшелоны возвращались с фронта, в городе Грозном их остановили. Чеченцы три дня не пропускали поезда с русскими солдатами. 

Односельчанин прапрадеда, человек по натуре горячий, решился на переговоры. Но чеченцы недолго слушали пламенную речь представителя солдатского комитета и зарубили его шашками прямо на глазах у Андрея Ивановича. 

Через некоторое время на помощь прибыл русский артиллерийский полк. Орудия были направлены в сторону Грозного, чеченцам сказали, что если они не пропустят эшелоны, то через час город разнесут. И поезда вернулись домой. 

 

Силён солдат смекалкой 

 

На нейтральной полосе между турками и русскими было большое дынное поле. Эти дыни солдаты и с той, и с другой стороны могли срывать и есть.

Смекалистые мужики часть дынь срывать не стали, а проделали в них дырочки. В каждую накачали немного водки, чтобы внутренности забродили под солнцем и получилась бражка. Дырочки залепили глиной. Ждать брожения надо было два дня, но передерживать дыню нельзя, иначе она взорвётся и всё пойдёт насмарку. 

Было очень жарко, дыни забродили раньше срока. Не дождавшись положенных двух суток, они начали взрываться. Турки подумали, что русские открыли против них огонь и начали ответную стрельбу. Завязался бой. 

Ещё один страшный случай рассказывал прапрадед. Однажды утром они подошли к дежурившему ночью полку для того, чтобы сменить бойцов. На войне так: одна рота спит ночью, а другая дежурит. Затем меняются. В то утро меняться оказалось не с кем. Всем дежурившим ночью солдатам турки перерезали горло.

А ещё Андрей Иванович учил, как защищаться пехотинцу от конного с саблей. Надо было успеть перехватить винтовку двумя руками за деревянную часть и поднять её над головой так, чтобы удар сабли приходился на металлическую часть оружия. 

Пишу и размышляю, какую же силу надо иметь солдату, чтобы устоять в таком положении и не дать себя зарубить!

 

На изломе времён

 

В марте 1917 года последний русский царь отрекся от престола, две революции перевернули общественный строй. 

К власти пришли большевики. Офицеры на передовой были отстранены от командования, его на себя взяли солдатские комитеты. Они постановили возвращаться солдатам домой. Так прапрадед оказался на родном севере, у границ Архангельска. 

В это время власть на какое-то время перешла в руки белогвардейцев. В стране шла уже гражданская война, прапрадеда мобилизовали в Белую армию. Воевать он не хотел, ведь только что вернулся домой после турецкого фронта. 

В отчаянном порыве он написал громкую листовку-призыв к русскому солдату со словами: «Американский ром не пить и в атаку не ходить!» За это его тут же арестовали, но ненадолго. 

К Архангельску подошли вой­ска Красной армии, деда освободили. Он начал воевать под командованием известного командира Павлина Виноградова, в честь которого названа одна из улиц столицы Поморья. 

 

Снова война

 

После возвращения на родину Андрей Иванович женился на моей прапрабабушке Дуркиной Анастасии Семёновне. Молодые поселились в селе Новый Бор. 

Жизнь там оказалась очень тяжёлой, и они переехали в наш округ. Жили в деревне Макарово. 

Когда наступила Великая Оте­чественная война, прапрадеду было уже около пятидесяти лет. Служить ему было назначено не в строю, а в госпитале на Мурманском направлении. Удостоен наград «За оборону Советского Заполярья», «За боевые заслуги», а также «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». 

В 1945 году прадед вместе с госпиталем был отправлен на Дальний Восток. О японских воя­ках он вспоминал с особенной горечью. Запомнились они особой жестокостью.

Андрей Иванович закончил вой­ну в Маньчжурии. Вернулся в Макарово и продолжил работать в колхозе. Ловил рыбу на озере Марсино, косил сено, рубил ворги, построил хоть и небольшую, но настоящую землянку, в которой отдыхали от сенокосных работ. 

А ещё рассказывал своим внукам, младшему Павлику и старшему Гене, о страшных вой­нах, на которых ему пришлось побывать. 

Но говорил так, как будто и не боялся вовсе. Всегда был спокойным и добрым, а у ребят дух захватывало от этих рассказов. И, наверное, тихая гордость за героического деда подымалась в их детских душах. Вон таким был наш прапрадед Андрей – настоящий русский солдат! 

Мне жаль, что я, ребёнок XXI века, не могу увидеть его сейчас и послушать его рассказы. 

Мы изучаем историю Отечества по учебникам, но разве это живой рассказ очевидца? Когда на школьных уроках приводят исторические и страшные факты, то представляю, как в той кровавой мясорубке воевал наш прапрадед, выжил, вернулся, и я ощущаю себя счастливой. 

Слава русскому солдату и вечная память воинам, защищавшим Отчизну!